Факторы риска применения насилия на уровне семьи

Я предлагаю вам ознакомится с перечнем факторов риска возникновения насилия в семьях. Материалы взяты из книги Зиновьевой Н. О., Михайловой Н. Ф. «Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации.»
насилие над детьми Browne (1988) считал, что насилие в семье провоцируют ситуативные (нарушенные семейные отношения, низкая самооценка, нежелательность ребенка) и структурные (безработица, социальная изоляция, финансовые трудности) стрессоры. Стабильные и безопасные семейные отношения снижают негативное влияние стрессоров и увеличивают частоту использования конструктивных, адекватных копинг-стратегий преодоления трудностей (Михайлова Н. Ф., 1998; Пападопулу М, 2001). Нестабильные отношения вместе с другими стрессорами могут способствовать проявлению насилия. Насилие над ребенком встречается во всех социальных слоях общества, поскольку все семьи в той или иной степени подвергаются негативному влиянию нестабильной экономической системы. Однако, по мнению Straus (1980), в семьях, живущих ниже границы бедности, это происходит в два раза чаще, чем в семьях с лучшим экономическим положением.

Социально-экономические факторы риска насилия в семье.

  1. Низкий доход и постоянная нехватка денег вызывают напряженность, связанную с неудовлетворенностью основных потребностей членов семьи.
  2. Безработица или временная работа, также низкий трудовой статус (особенно у отцов). Работающие матери меньше склонны к насилию.
  3. Большая семья требует больших эмоциональных и материальных затрат.
  4. Молодые родители. Рождение первого ребенка, в сочетании с незрелостью личности родителей, низким уровнем образования и профессиональной подготовки ухудшает социально-экономические условия семьи.
  5. Неполная семья. Наличие только одного родителя-кормильца значительно ухудшает материальное положение. Доход неполной семьи в два раза меньше полной.
  6. Принадлежность к групповому меньшинству. Принадлежность к религиозной секте, проживание в узком кругу людей — деревне, маленьком городке, в сочетании с безработицей и низким уровнем образования приводят к социальной изоляции и ограничивают возможности поддержки и социального контроля. В США частота случаев применяемого к детям насилия в бедных районах выше.
  7. Плохие квартирные условия, перенаселенность жилой площади приводит к дополнительной напряженности, которая может спровоцировать насилие.
  8. Отсутствие социальной помощи как от государства, так и от общественных организаций оставляет семью наедине со своими проблемами. Хронические стрессовые ситуации вызывают у родителя фрустрацию и беспомощность, влияя на психологический климат семьи. Поскольку ребенок зависим от родителя, то для него высок риск стать козлом отпущения.

Факторы риска, обусловленные структурой семьи и моделью общения.

Browne (1988) и Straus (1980) в результате исследований определили факторы и условия, которые способствуют жестокому обращению с детьми:

  1. Семья родителя-одиночки, а также многодетность семьи. В неполной семье больше предпосылок для переживания стресса, чем в обычной семье (более тяжелое материальное положение, дефицит свободного времени у родителя, неравноценное уделение внимания каждому ребенку и т. д.). Осложняющим фактором является нестабильность семьи, когда мать часто меняет сожителей, что существенно затрудняет формирование семейной системы. Во-первых, отношения между детьми и сожителем складываются по-разному и часто неопределенны; во-вторых, они отличаются непостоянством, что во многом обусловлено статусом нового члена семьи — «калиф на час».
  2. Отчим в семье или приемные родители. По мнению Finkelhor’a (1986), риск сексуального насилия над девочкой увеличивается в семьях с отчимом.
  3. Конфликтные или насильственные отношения между членами семьи. Исследованиями подтверждается, что родители, применяющие насилие при разрешении конфликтов между собой, склонны использовать его с целью подчинения и по отношению к детям. Женщины, испытывающие насилие от мужа, достоверно чаще проявляют его к своим детям. В семьях с неравномерным распределением власти между родителями—при доминирующей гиперпротекции —применение насилия над детьми наиболее вероятно. Также семьи с размытыми, неопределенными семейными ролями и функциями, с двойственным типом воспитания, когда к детям применяются непоследовательные и противоречивые требования, имеют высокий риск применения насилия к ребенку. Семьи, в которых проявляют насилие к детям, отличают недостаточные и нарушенные эмоциональные связи и коммуникация между членами семьи, как следствие этого — несформированная и неэффективная психологическая поддержка, что соответствует низкому уровню семейной сплоченности (Михайлова Н. Ф., 1998, 2001).
  4. Проблемы между супругами (сексуальная неудовлетворенность, отсутствие или недостаток эмоциональной поддержки и пр.). Характер получаемой эмоциональной поддержки влияет на психологическое благополучие матери и в конечном итоге — на ее отношения с детьми.
  5. Coohey (1995) считает, что брошенная или неудовлетворенная отношениями с мужем женщина с высокой степенью вероятности не сможет проявить нежность и установить близость со своим ребенком.
  6. Lynch (1976) в результате своих исследований приходит к выводам, интерпретируемым им скорее в рамках психоаналитического подхода. С его точки зрения, ревнивые отцы могут воспринимать ребенка как соперника, вследствие чего они склонны эмоционально отвергать его и вступать в борьбу за любовь и привязанность матери, вместо того чтобы поддерживать и помогать ребенку.
  7. Межпоколенная передача. Родители, испытавшие или видевшие в детстве насилие, склонны к нему в обращении со своими детьми. С раннего возраста родители-жертвы усвоили паттерн агрессивного поведения по отношению к другим людям и членам семьи в частности. Насилие для них — первичный и привычный способ разрешения социальных конфликтов. Родителей, страдавших в детстве от насилия, отличает низкая самооценка, социальная изолированность, переживание хронических повседневных стрессов, трудности при формировании близких отношений, особенно со своими детьми. Травматический опыт детства снижает их родительскую компетентность. Пережитая ими заброшенность, пренебрежение и отсутствие любви, иногда в сочетании с требованиями беспрекословного подчинения, сформировали недоверие к людям и собственному ребенку в частности. Очень часто они повторяют ту же модель поведения: суровые требования и наказания. Тем родителям, которым удалось вырваться из замкнутого круга и прервать наследование «семейного проклятья», все-таки удалось получить эмоциональную поддержку как от взрослого в детстве, так и в настоящий момент — со стороны партнера.
  8. Проблемы взаимоотношений родителя и ребенка. Если между родителем и ребенком не формируется привязанность, то растет риск насилия. Кроме того, в старшем возрасте у ребенка могут быть трудности в формировании самостоятельности и близких отношений, поскольку отсутствуют подходящие условия и образцы для приобретения основных навыков общения с людьми, усвоения действующих норм морали, развития умения решать проблемы, эмоциональные связи. Это подтверждается исследованиями, которые проводились в семьях больных наркоманией, токсикоманией (Olson D., Killorin E., 1984) и алкоголизмом (Bonk J., 1984), в семьях повышенного риска с деструктивными отношениями между родителями и подростками (Garbarino J., Sebes J., Schellenbach С, 1985), в неполных и делинквентных семьях (Rodick J., Henggler S., Hanson С, 1986), в семьях лиц, совершивших сексуальные преступления (Carnes P., 1985). На ребенка в таких семьях реагируют скорее негативно, чем положительно, родители не заинтересованы в его всестороннем развитии, у них нет планов относительно его дальнейшего воспитания и обучения и т. д.
  9. Эмоциональная и физическая изоляция семьи. Изоляция проявляется в отсутствии социальных контактов, формальной и неформальной поддержки. Качество социальной поддержки для родителей является более важным, чем количество (Seagull, 1987). Исследования Smith, Lynch и др. показали, что у матерей, применяющих насилие, с большой долей вероятности нет никого, кому они могли бы довериться или к кому обратиться со своими проблемами. Очень часто они не имели хорошего контакта со своей матерью, что, в свою очередь, могло отразиться на формировании роли матери. У них не было возможности оставить ребенка на чье-то попечение, чтобы освободить время для себя. Ситуацию усугубляло и то, что отцы не принимали участия в воспитании детей. Эти родители часто не знали о возможностях оказания социальной помощи и практически были бессильный беспомощны в поисках поддержки.

Факторы риска, обусловленные личностью родителя.

  1. Особенности личности родителя. Риск насилия возрастал, если родители обладали такими психологическими особенностями, как ригидность, доминирование, тревожность, быстрая раздражительность (особенно на провоцирующее поведение ребенка), низкая самооценка, депрессивность, импульсивность, зависимость, низкий уровень эмпатии и открытости, низкая стрессоустойчивость, эмоциональная лабильность, агрессивность, замкнутость, подозрительность и проблемы самоидентификации (Кристел Алтосаар, 2000).
  2. Негативное отношение родителя к окружающим и неадекватные социальные ожидания в отношении ребенка. В этом случае родители оценивают поведение ребенка как сильный стрессор. Их отличает недовольство и негативное самоощущение. Они чувствуют себя несчастными, недовольными своей семейной жизнью, страдающими от стресса.
  3. Низкий уровень социальных навыков. Отсутствует умение вести переговоры, решать конфликты и проблемы, совладать со стрессом, просить помощи у других. При этом работают механизмы психологической защиты — наличие проблемы отрицается, чтобы не принимать помощь. Насилие над детьми является семейным секретом, который тщательно скрывается и открыто не обсуждается, поскольку вызывает страх, обвинения, стыд, вину и т. д.
  4. Психическое здоровье родителя. Выраженные психопатологические отклонения, нервозность, депрессивность, склонность к суицидам увеличивают риск применения насилия в отношении детей.
  5. Алкоголизм и наркомания родителей и вытекающие из этого психофармакологические проблемы и аффективные нарушения: агрессивность, гиперсексуальность, раздражительность, нарушения координации, ослабленный контроль над своим поведением, снижение критики, изменения личности и др. проблемы.
  6. Проблемы со здоровьем. К факторам, увеличивающим риск насилия, по мнению Lynch (1975), относится патологически протекающая беременность, прервавшаяся беременность, тяжелые роды. Все это влияет на нервную систему и делает женщину нерезистентной к стрессору.
  7. Эмоциональная уплощенность и умственная отсталость. Родитель не всегда понимает состояние особенно больного ребенка, течение его болезни и последствия, поэтому может оставить ребенка без необходимой помощи (Johnson, 1993).
  8. Неразвитость родительских навыков и чувств. Дефицит родительских чувств и навыков чаще всего характерен для молодых, умственно отсталых, психически больных родителей. Молодой родитель нервозен, так как всегда испытывает страх, что не справится с требованиями. При этом депрессия и тревога снижают толерантность стресса, способность справляться с возникающими трудностями в воспитании (Михайлова Н. Ф., 1998). У родителей, страдающих нервно-психическими расстройствами, чаще возникает тревога и недоверие к себе как личности и как к родителю. Молодые родители, еще являясь незрелыми, не могут взять на себя ответственность, не обладают необходимыми знаниями о развитии и воспитании ребенка. У родителей, которые выказывают насилие, часто отсутствуют навыки, позволяющие им справиться с агрессивным поведением ребенка. Они не в состоянии подавить возникающую собственную агрессию и гнев по отношению к ребенку, как правило, не понимают его потребностей, не способны оценить его умения и способности, в результате чего предъявляют к нему требования, которые он не может удовлетворить. Боясь потерять контроль над ребенком, молодые родители часто используют авторитарный метод воспитания, а наказание рассматривают как способ коррекции поведения ребенка. Иногда это обусловлено незнанием других возможностей. Есть категория родителей, которые убеждены, что ребенок существует для удовлетворения их эмоциональных потребностей, что он должен быть послушным, чутким, ласковым, понятливым, не огорчать, любить и радовать их. Таким образом, ответственность за проблемы детства перекладывается на самого ребенка, роль взрослого в них отрицается.

Личность ребенка как фактор насилия.

Ряд исследований выявил целый ряд свойств личности ребенка, вызывающих в родителе недовольство, раздражение и следующее за этим насилие.
Lynch (1975), Lystad, Straus и др. считают, что высокий риск стать жертвами насилия имеют дети со следующими проблемами в психическом и физическом развитии:

  1. нежеланные дети, а также те, которые были рождены после потери родителями предыдущего ребенка;
  2. недоношенные дети, имеющие при рождении низкий вес;
  3. дети, живущие в многодетной семье, где промежуток между рождениями детей был небольшой (погодки);
  4. дети с врожденными или с приобретенными увечьями, низким интеллектом, с нарушениями здоровья (наследственный синдром, хронические заболевания, в том числе и психические);
  5. с расстройствами и особенностями поведения (раздражительность, гневливость, импульсивность, гиперактивность, непредсказуемость поведения, нарушения сна, энурез);
  6. с определенными свойствами личности (требовательный без насыщения, замкнутый, апатичный, равнодушный, зависимый, в значительной степени внушаемый);
  7. с привычками, действующими на нервы родителям;
  8. с низкими социальными навыками;
  9. с особенностями внешности, отличающейся от других или тяжело переживаемой родителями, с которыми они никак не могут примириться (например, «не того» пола);
  10. дети, чье вынашивание и рождение было тяжелым для матерей, которые часто болели и были разлучены с матерью в течение первого года жизни.
  11. Агрессивное поведение ребенка, тяжелый характер, особые нужды (например, кормление больного ребенка, склонность к рутинному порядку при аутизме, рассеянность, неловкость и избыточная подвижность при ММД и т. д.) увеличивают в семье дистресс и вероятность проявления насилия к ребенку.

Источник: Зиновьева Н. О., Михайлова Н. Ф. Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации. -СПб.: Речь, 2003. -248 с.

 
ЗАПИСАТЬСЯ НА КОНСУЛЬТАЦИЮ

Добавить комментарий